Как воспитать человека

О своих воспитанниках и своих секретах воспитания детей рассказывает руководитель классов подготовки кадет-спасателей школы № 2 города Орла Сергей Анатольевич Швец.
«Кому еще охота?»
Он пришел работать в школу в 1997 году после увольнения из армии. Почти сразу Сергей Анатольевич создал с подростками патриотической отряд «Истоки мужества». У них был командир, начальник штаба, устав, было знамя. В 2002 году на базе этого отряда при поддержке ведомства был создан кадетский класс МЧС.
– Так получилось, что я был их классным руководителем в 9-м классе, – говорит Сергей Анатольевич. – Класс был очень сложный. У них постоянно классные руководители менялись – не могли справиться. Мне говорили: «Ты мужик – возьми их!». Это была практически последняя надежда. Пришлось взять. С Учебно-методическим центром по ГОЧС Орловской области договорился, что одну пятницу они занимаются в школе, одну – ездят туда.
Четыре года педагог обкатывал экспериментальную программу обучения кадет, дополнял, изменял. Затем она прошла лицензирование. Таким образом, сейчас орловские кадеты готовятся по авторской программе Сергея Швеца.
– Ее я уже не раз передавал в другие школы. Сейчас, к примеру, собираются организовывать кадетский класс УМВД на базе школы № 24, – продолжает он. – Пытались сделать кадетские классы в других районах области — проводил для желающих открытые уроки, показательные выступления кадетов. Всем очень понравилось, но дальше дело не продвинулось. Я потом разбирался, почему. Сказали: «Для того чтобы этим заниматься, нужен, прежде всего, человек-энтузиаст». Кому хочется за бесплатно в свой выходной или отпуск ходить с детьми в походы? Или бегать по различным организациям – что-то искать, что-то выбивать? Это огромная работа, но иначе будет неинтересно.
Но, как признается учитель, это очень благодарный труд. Ребята снова и снова подтверждают, что все усилия ненапрасны. К примеру, в той же второй школе учителем физкультуры работает выпускница кадетского класса Полина Тимофеева. Она же преподает кадетам бальные танцы. Одиннадцатиклассница Лиля Глазкова спасла ребенка – сумела остановить кровь при серьезной травме. Анастасия Самохина в прошлом году предотвратила пожар. Когда выпускники запускали в небо горящие фонарики, один из них упал на крышу частного дома и начал тлеть. Девочка быстро сообразила, чем это грозит, взобралась на крышу и к приезду пожарных уже уничтожила возгорание. Еще один бывший кадет служит в МЧС в Тульской области, уже в звании капитана.
– Из последнего выпуска Алина Мазурина поступила в Академию гражданской защиты, – рассказывает Сергей Анатольевич. – Самое главное, что я отмечал в своих работах (немного занимался научной деятельностью, собирался уходить работать в университет, но бросить все это не смог), с тех пор, как у нас создались кадетские классы, каждый год не менее 20% их выпускников поступают в военные учебные заведения, один год было вообще 43%. А до этого было 3-5%. Так что определенное патриотическое воспитание в кадетских классах все же дают...
Еще ребята на базе Учебно-методического центра по ГОЧС Орловской области получают хорошую медицинскую подготовку. Кроме того, занимаются бальными танцами и изучают основы этикета.
«Поверь в себя!»
О том, как из школьника воспитать человека, Сергей Швец говорит просто:
– Ребят, особенно сложных, надо прежде всего заинтересовать, мотивировать. У нас подростки боятся, что я их исключу из кадетов. Я их воспитываю так, что кадет – это не просто ученик, для него на первом месте должно быть слово «надо», а потом уже все остальное свое. Меня тоже так армия воспитала — сначала долг, а потом уже только — личное. В любом случае сначала нужно понять, что ребятам интересно: походы, бассейн, скалодром и так далее. Если у кадета вдруг плохие оценки или плохое поведение, то этого он лишается. Самый первый и, надо признаться, самый сложный мой класс, делился на три отделения — в каждом был командир, который отвечал за успеваемость и поведение своих. И я с них, как с командиров, спрашивал. Одно дело, когда взрослый что-то внушает, а другое — когда товарищ спрашивает: «Ну что же ты так?». Потом, конечно, я тоже подключаюсь, но воздействие идет с двух сторон. Дисциплинирует и налагает ответственность участие в парадах, в городских мероприятиях, куда выбирают не всех — чтобы хорошо выступить, необходимо тщательно готовиться и не пропускать репетиции. Все это заставляет подростка понять, что он не простой школьник, что от него многое зависит, это и мотивирует поменять свое отношение к учебе и дисциплине. Ну и естественно — работа с родителями. На ребенка воздействие идет всегда по трем направлениям: школа, родители, улица.
Сейчас у нас эта система напоминает ситуацию лебедя, рака и щуки. Школа — сама по себе, родители часто заняты только зарабатыванием денег, чтобы ребенка прокормить. Само собой, что в такой ситуации улица начинает перетягивать на свою сторону.
Современный Интернет, кстати, тоже часто напоминает мне разновидность «улицы». Некоторые родители даже на собраниях говорят: «Мне некогда своего ребенка воспитывать, и потом, я же вам отдал его в школу!». Я понимаю, что кормить его надо, но мы в школе здесь, отмучаемся с ним 9-11 лет, выпустим, в потом вы с ним один на один останетесь... Не открою Америку, если скажу, что ребенку надо, прежде всего, содержательно проводить свободное время. Но ведь именно эта очевидная истина чаще всего нарушается. У нас в армии говорили: «Если солдату делать нечего, значит, он начинает искать себе приключения».
На вопрос, были ли у него ребята типа «оторви и выброси», которых удалось кардинально перевоспитать, отвечает:
– Да нет... Мне ребята все попадаются замечательные!
«Я из Советского Союза...»
Когда у Сергея Анатольевича спрашивают, откуда он родом, он всегда отвечает: из Советского Союза. Он родился в Астрахани, где тогда служил его отец. Потом Баку, Москва, а затем — Венгрия, Литва. В 1968 году он поступил в Вильнюсское радиотехническое училище, окончил с отличием. Потом служил в радиотехнических войсках противовоздушной обороны: Центральная Россия, Казахстан, Дальний Восток...
Условия были тяжелые, если не сказать больше.
– У меня было подразделение в Амурской области, когда 60 км в одну сторону за хлебом едешь, а 50 км в другую — за остальными продуктами, а на улице -45, и на роту одна машина, – рассказывает Сергей Анатольевич. – Света и газа в подразделении нет – топили дровами, все удобства на улице. Там служили только те офицеры, дети которых еще не достигли школьного возраста – до ближайшего крупного населенного пункта два с половиной часа на грузовике. 26 офицерских лет служил без квартиры. Только под конец службы повезло – выбил квартиру в Орле. Тогда и вышел в отставку – в 1997 году. С чем мне в этой жизни повезло – так это с супругой. Быть женой военнослужащего тяжело, а моя – всегда была со мной. Представьте себе: Казахстан, +45 в тени, комната три на четыре, ребенку шесть месяцев... Готовила жена на электрической плитке в общем мужском туалете. А у меня работа какая? В шесть утра встал, уехал на полигон, домой — в одиннадцать вечера, а то и вовсе ночевать там оставались. Весь дом на жене! Тяжело бло, но как-то пережили.
Сегодня Сергей Швец не на словах, а на деле восстанавливает в детях пресловутые «духовные скрепы». Для этого, как выясняется, не надо слишком много. Может быть, не обязательно много лет что-то реформировать, постоянно менять стандарты и писать многостраничные госпрограммы... Может быть, просто попробовать поддержать вот таких педагогов энтузиастов, у которых реально получается?

Елена МАСЛОВА
газета «Орловская среда-плюс», № 9 (17) от 12 марта 2014 года